Зимняя вьюга

Студия Дизайн авторской книги

Автор:
Water_Fall
Зимняя вьюга
Текст:

Зима летом

Темная и холодная зима осела в тайге и завывала своими вьюгами. Величественные хвои стояли на каждом сантиметре, делая данную местность более загадочной и зловещей. Где-то на ветке грозно аукнула сова. Угу, эге, ого… Птица завораживающе махала своими большими крыльями и пристально смотрела своими яркими глазищами на человека, идущего по рыхлым сугробам, проваливаясь в них по колено. Человек шëл устало и вяло. Его руки были красные от мороза и уже отказывались двигаться. Он дышал на свои ладони желая согреть их, но сильный мороз не давал это сделать. Кончики блондинистых волос покрылись инеем, губы посинели, а глаза были полны отчаяния. Его кофта и куртка были порваны в некоторых местах, а одно из его белоснежных крыльев было сложено, в отличие от другого. Второе крыло закрывало парня от снега, который прилипал к его лицу из-за вьюги. Сделав очередной шаг, парень упал возле близлежащего дерева. Это был прогнивший старый дуб, который упал под тяжестью природы. Тем временем вьюга перестала завывать свою песнь, а вместо еë пошли крупные хлопья снега. «Я чуть-чуть отдохнуть и продолжу, обещаю, я встану...» — его обледенелые губы говорили это почти шепотом, с яркой дрожью в произношении. Парень закрыл глаза, позволяя снегу укутать его в снежное покрывало.

Ничего не понятно? Что-ж. Давайте тогда вернемся немного назад

Стояла ясная, прохладная погода, трава спокойно развивались на ветру. Торговые улочки были увешаны разноцветными флажками. Да и в принципе всë относило бы нас к летней живой природе. За стенами города находились большие поля с разными посевами. Вот только… Ботва растений покрылась беловатым цветом и была вялая, плодовые деревья были точно такими же.

— Если так и продолжиться, то к зиме мы начнем гибнуть от голода… — взволновано говорила девушка с рыжими волосами. Она была одета довольно тепло.

— Это конечно очень странно, летом такие заморозки. В таком случаи, нам тогда придётся ставить огромные парники для этих полей, а это большие убытки, — парень отвернул свою голову от горизонта, обращаясь к Виверне.

— Я знаю, Хайди, но другого выбора нет, иначе погибнет много людей, а это хуже чем потерять какие-то кристаллики. Ты же надеюсь согласен со мной?

— Да, конечно, я поговорю с Якудзами.

— Спасибо, что хоть ваша организация согласилась выслушать меня.

— Всегда, пожалуйста.

Парень лишь улыбнулся и ушёл в сторону набережной. Он решил не лететь, а пройтись по мосту. И вот любуясь видами, Хайди замечает, что возле песочного берега, на воде, образовалась ледяная корка. «А вот это уже совсем не нормально!» — крикнул парень в пустоту, желая поделиться этой новостью с горизонтом, да и принципе со всем миром. «Теперь точно нужно созывать не Якудз, а весь сервер», — Шарк достал свой коммуникатор и отправил письмо о встрече на главной площади.

Есть ли решение?

Не прошло и 2 часа, как люди кучками столпились на каменной дороге. Шум, гам, перешептывания и вопросительные взгляды. Звучит, как ядерная смесь в каком-то ядерном реакторе. Клумбы полностью увяли, а розы покрылись белым инеем. С каждым часом всё становилось только хуже, и не понятно, толком, из-за чего...

«Холодно...» — подул ветер в лицо Шарка, немножко поежившись, он дунул в козий рог, заставляя людей обратить на него внимание. Голоса утихли и ждали. Ждали объяснений для сбора. Акула не заставила их долго ждать и быстро, но точно начал: «Добрый день, всем собравшимся и Жирафу, за то, что пришли. К сожалению, я вас собрал здесь, не для того, чтобы объявить о новом ивенте или моем гениальном пранке, нет, дела обстоят гораздо хуже. Многие из вас заметили, что на улице не с того, ни с сего стало очень холодно, несмотря на июль на календаре. Также, вы скорее всего обращали внимание на растения на улице. Они мерзнут и гибнут. Недавно вода у берега начала покрываться тонкой коркой льда. Я понимаю, что вы возможно в шоке или догадывались об этом, но всё же хочу, чтобы вы были предельно аккуратными в данной ситуации. Советую на всякий случай запастись едой, дровами и теплыми вещами. На этом я хочу закончить. Вы можете быть свободны, но попрошу Якудз остаться и поговорить с глазу на глаз. Наедине.» Красивая речь, не поспоришь, даже Альцест был приятно удивлен. Железная птица на плече Заквиэля быстро захлопала своими крыльями, защелкала клювом, изображая некое восхищение человеком с гетерохромией.

***

Постепенно люди стали рассасываться по своим делам и базам, кроме всеми нами любимых Якудз. Им было интересно, для чего их всë таки оставили? Что их такое ждёт? Первый этот вопрос задал Клэш. — Слушай, Хайди, мы так и будем стоять и молчать, или ты уже скажешь для чего ты нас оставил? — Грубо и напрямую, зато доходчиво.

— Если сказать вкратце, то нам нужно возвести огромные парники на первое время над полями за городом. Конечно, желательно с системой отопления, но не факт, что казна организации это потянет. Это запрос поступил от Виверны. Что думаете? — банальный вопрос, на который обычно следует тишина, хотя в данной ситуации послышались бурные согласия и уточнения. Хах, мило.

— Хайди, дорогуша, мы, как видишь, согласны, но ты ты уточнял, когда мы можем приступать к работе, — Женская нежная рука опустилась на плечо акулы, а еë длинные белокурые волосы опустились туда же.

— Желательно, как можно раньше. И да, Ники, прошу тебя и остальных. Не рассказывайте пока об этом, иначе в городе начнётся паника, а паника равна поражению и смерти. Теперь вы можете идти.

Люди быстро растворились в нарастающем густом тумане. Холодное солнце опускалось за линию горизонта. Вялая листва тяжело качалась, а замерзшие плоды яблони падали даже от этого. Шарк сложил свои руки на груди и пошëл в сторону своего дома. Что-то тяжелое было у него на душе, беспокойства терзали его сердце, но он не понял что это… Странно всё это.

***

«Ох как же прекрасно теперь на улице!» — радостно сказал Снеговик, идя по набережной. Неудивительно, что ему хорошо, он же всё таки состоит из снега. Он то убегал вперёд, или же, наоборот, останавливался любуясь сумерками.

— Дорогой друг, я, конечно, понимаю твоё восхищение тем, что погода стала для тебя благоприятнее, но не забывай, что я более чувствительный к морозу.

— Говорит тот, кто не захотел одевать шапку и утеплять свой дом, — насмешливо проговорил Альфедов, наигранно надув щёки.

— Это другой случай....

— Хм. В любом случае, спасибо, что согласился со мной пройтись. Обычно все спят ночью, одни мы, как какие-то совы в полумраке, — черноглазый широко улыбнулся, да так что пуговки вырисовывающие его кривой рот, выстроились в идеальную дугу. Прошёлся гром и с неба постепенно начали падать капли.

-Чёрт. Альфедов, бегом сюда! — дождь, а это значит...

Снеговик подошёл к Чертёнку, а теперь над их головами красовался серый зонт. Сначала моросило, а после и ливень с градом успел пойти.

— Джаст, пошли ко мне домой, здесь недалеко. Скорее, а-то льдышкой станешь.

Снеговик взял белокурого за руку и повёл в сторону дома. Не прошло и десяти минут, как Джаст сидел в пледе у камина, а Снеговичок, тем временем, держался как можно дальше от огня. Это было так мило. Постепенно, чёрт стал то закрывать, то резко открывать глаза, он сильно хотел спать, а Альфедов не дурак и сразу всё понял, но не стал вмешиваться. 4 ночи. Оба спят. Камин давно потух, лишь пепел слегка издавал тепло.

Снежинка

Казалось, что вот сейчас настанут поистине теплые деньки, и можно будет спокойно себе строить, ходить на пляж. Но вот настал уже конец июля, а на улице слякоть, в лужах тонкие корки льда, и постоянно льет дождь с градом. Про растения сказать нечего, просто пустые деревья без плодов на них. И так получилось, что в такую непогоду Нео договорился о дружеской встрече с Заквиелем. Только вот не повезло им в выборе даты… И вот, будучи возле монолита, ангел смиренно сидел на холодной земле и ждал, глядя на водную гладь. Океан был неспокойным, буйным, самовольным. Интересно, что его так тревожило… Может буря, а может что-то ещё. Да, Неадаптор его знает. Было лишь понятно, что Руина опять опаздывает. «Достал...» — подобрав камень, Нео кинул его в воду. Сначала был первый плюх, а затем и другой. Плюх, плям, плош. Ждать было, на первый взгляд, скучно, но с другой стороны, можно задуматься.

— Одно стекло, чат, — не лучшее приветствие для дружественной встречи. Заквиель стоял бодрячком, а механическая птица на его плече закатила глаза. Какой же этот сокол неугомонный и своенравный. — И тебе того же, Зак. Почему на этот раз опоздал? — Догадайся, — эти игры Руина любил затевать со всеми, кто его спрашивал. Нет, чтобы напрямую ответить, надо побесюкаться — Хм… Опять Иерихон взорвался и ты его решил починить, или у Донатори что-то сломалось?

Заквиель тяжело вздохнул и сложил руки на груди. Значит птица. Нео поднял взгляд на виновника опоздания, сокол отвернулся на внешнюю стенку монолита.

— Ну… Я уронил на Донатори тяжелый разводной ключ и поломал ему крыло, — было видно, как Заку было неловко за опоздание, но это же вина обстоятельств, а не его.

Нео махнул в сидячем положении крыльями, таким образом приземляясь на ноги. Капюшон на голове архангела слетел, выставляя на показ его белокурые волосы. Пшеница — первое, что приходит на ум для их описания. Нео взял Зака за руку и потащил механика куда-то подальше от вещего злом монолита, а птица, сидевшая на плече Руины, начала громко вопить, выражая своё недовольство по этому поводу. Но парни не обращали на это никакого внимания. Они хотели просто тихонько отдохнуть, в этой неспокойной атмосфере паники и страха. Гуляли они так час, два, три. Большие клочки облаков на небе стали потихоньку становиться чуть темнее и, казалось, набирают вес. Вряд ли бы кто-то обратил на это особое внимание, максимум, что сейчас волновало людей, так это прогноз на завтра. Парни сидели в баре Джея и попивали что-то не крепкое, по типу вина и тоников. Сам бар был пуст. Только бармен, натирающий бокалы до идеального, чистого блеска, был тут. Интересно, какие убытки сейчас терпит Покерман из-за этой погоды?.. На стекле показалось что-то беленькое, но тут же превратилось в маленькую каплю. Первое, что пришло на ум Зака и было логичным стало: «Дождь!». Но посмотрев повнимательнее в тонированное окно, было сразу понятно, что оттуда падали небольшие снежинки. Снег в июле — удивительное явление. Заквиель начал почёсывать свой нос указательным пальцем, он явно над чем-то размышлял. «Перед нами сейчас стоит выбор: либо мы остаёмся в баре, выпиваем как ни в чём не бывало и не факт, что погода к тому моменту улучшиться, либо уйти по своим базам и греться у печки или камина». Глаза Зака окинули ангела. Он был сам не свой. Смотрел в содержимое бокала,, по несколько секунд, затем в окно и снова в бокал. Можно подумать это из-за алкоголя, но тут и ежу понятно, что он ещё в полном здравии. «Значит, всё таки вариант с домом», — таков был окончательный вердикт Зака в своей голове.

— Ну что, по домам? — глупый вопрос, скорее всего ответ будет «Да». — Да, думаю стоит идти, а то не хочется попасть под какой-нибудь бушующий снегопад, — Нео гладил Донатория по его железному корпусу, слегка улыбаясь. Птица была только рада, что к ней проявляют ласку. Он скрежетал своими шестеренками, грохотал винтиками. Наглая птичка была создана Руиной. Парень в маске ушёл платить за коктейли, оставив архангела наедине со своими мыслями. Вы бы знали, какая там каша творится. Уже на крыльце парни пожали руки друг другу и разошлись восвояси. Кто-то с помощью телепорта, а кто-то на своих крыльях.

Потерпевший ангел

Небо заполонили пушистые, большие облака, они были словно сладкая вата. С них быстро слетали крупные хлопья снега, и они липли к тонким хвоинкам. Зелени нет, только иссохшие пластинки листвы, про солнце вообще можно промолчать. Термометры показывали отметку -40°, а бывало и -60°. Майншилдовцы уже давным-давно перебрались из своих привычных баз и домов в огромную по площади арктическую станцию в лесу. Там было всë: запасы воды, фермы, фермерский скот, кухня, ванная и т. д. Самое, наверно, было приятное, что у каждого была своя комната, довольно просторная. По началу люди были пока более-менее на веселе, разговаривали, отшучивались, но постепенно настроение сходило на нет. Гнить в четырех стенах было настоящей пыткой, так ещë и доступа к солнечному свету особо не было. Больше всего это сказывалось на Кэпе. Он просто не мог без ультрафиолета (лампы не смогли установить из-за сложности в проводке). Он просто лежал на кровати или ходил в бассейн. Его яркие голубые глаза, стали скорее синими, а полосы перестали быть такими нежными. Он не ел, ни пил, иногда Диамкею приходилось насильно запихивать в рот Осьминога еду, лишние смерти нам не нужны. В один из таких скучных и депрессивных дней, Дима опять пытался покормить своего друга ужином. Но тот, в свою очередь, просто пусто смотрел и ничего не хотел. Кэп Ксеноморф просто устал, устал тут торчать и ничего не делать, ему нужно было солнце. «Блин, пожалуйста, поешь. Я знаю, тебе тяжело, но от твоего поведения другим лучше не станет. Ты не один на иголках сидишь!» — это звучало грубо со слов вампира, но давление — единственный способ заставить осьминога поесть. И в правду, сейчас все были очень напряжены и всë такое, но это же не значит, что настало время раскисать. Красноглазый сделал лежачее тело голубоглазого сидячим и стал подносить ложку к его рту. Еда была теплой и вкусно пахла какими-то приправами. Кэп осторожно взял это в рот и начал медленно жевать. — Спасибо, Дима, — парень упал на бок своего товарища, пока белые волосы растекались по плечу Ключа. Ему тепло. — Всегда пожалуйста.

***

На кухне творился полный ужас. Альцест и Нео ругались, не жалея слов и не стыдясь выражений. А дело было в том, что Ангелок попросился выйти на улицу, а точнее до своей базы. — Ты совсем головой рехнулся, в такой мороз идти до своей базы за какой-то неизвестной богу предметом! — Да я здесь быстрее сойду с ума, чем мотнусь туда и обратно! Ты хоть понимаешь какая важная для меня эта вещь?! — архангел размахивал своими большими ангельскими крыльями и активно жестикулируя. Походу, зря он это ляпнул за ужином перед Альцестом. — Нео, а ничего, что я просил вас собрать все самые необходимые вещи сюда еще до переезда?! Ты чем, черт возьми, слушал в тот момент!? Почему б тебе, например Альфедова не попросить, он же всё таки снеговичок-боровичок! — Необходимые и важные вещи — это два разных понятия, а та вещь, которую я хочу забрать, наш снеговик не найдет! — Одумайся, тебе просто плохо и ты бредишь, — бородач попытался положить свою большую руку на плечо ангела, но бледная, ухоженная ручонка приостановила это действие легкой оплеухой. Ну всë, война. Нео ушëл тихо, молча и быстро. В коридоре постепенно затихли стуки шпор на сапогах и бляшек ремней. Альцест тяжело вздохнул и сел на деревянный стул рядом с Обси. Было видно, как сам по себе спокойный мужчина, очень тяжело переходил на повышение тона. Стареет парень, стареет. — Альц, не парься ты так, он объелся опять какой-нибудь дряни, так что не слушай ты его… — Нет, я скорее просто тоже устал уже тут гнить… Ты вообще видел, что у нас с Кэпом творится? Нам нужно скорее что-то решать. Как минимум установить ультрафиолетовую лампу в комнаты. — Такого Альцеста я уже узнаю, а не тот хлебный мякиш. Парни посмеялись и сделали по глоточку светлого фильтрованного вольта, в общем, бати в пляс.

***

Где-то под покровом ночи слышится, как открывается железная металлическая дверь. Петли громко заскрипели, благо в бункере хорошее шумоподавление. Ледяной ветер ударил в лицо. Крылья автоматом прикрыли худощавое, бледное тело. «Тепле чем вчера», — расправил перья Нео. Он резким взмахом взлетел в небесную ночную гладь. Со стороны это выглядело, как будто неведомая птица взмыла ввысь. В такой мороз он был одет довольно легко. 2 кофты да меховая джинсовка. Парень полетел до своей базы, он надеялся, что когда он будет возвращаться, не начнется какая-нибудь буря. Приземлившись, он зашёл на свою темную и покрывшуюся корками льда базу. Ангел зашёл на склад и быстро стал складывать определённые вещи в шалкер.

***

«Только не сейчас!» — буря начала сбивать архангела во время полёта. Крылья налились свинцом, волосы бешено колыхались в воздухе. Снег не давал видимости. При попытке снова продвинуться во вьюге, Нео упал от усталости, прямо в снежные объятья. Еловые иголки попали на лицо, ломая крылья, портя одежду, оставляя царапины на чистой ангельской коже, а затем Нео упал в холодный сугроб...

Таймер поисков

«Не-е-е-ео! Нео! Ты где? Я для тебя булочек на пробу напекла!» — если вы это слышите, то советую бежать куда глаза глядят. Это была Ники и готовит она, честно говоря… плохо. Обычно после, таких дегустаций у всех болели желудки, но главными жертвами такого был Секби, ну или в редких случаях Нео с Хайди. Двое из этого списки уже лишились своих душ на ближайшее время, и по списку остался только один. Девушка ходила так около часа, и буквально, как муха, залезала во все щели. Многих такое поведение начало подбешивать и раздражать, первый, кто не выдержал, были Душенька (на удивление) с Альцестом.

— Ники, боже, кого ты так эффективно ищешь на протяжении нескольких часов? — парень с ярко-розовые щеками на лице был недоволен этим раскладом ситуации, и тем, что девушка нарушает тишину.

— Ой, прости-прости, я не хотела. Просто, я нигде не могу найти Нео уже пару часов. Такое ощущение что я должна была об этом рассказать раньше… — девушка тихонько покачнулась и отошла назад. Ой, как же ей сейчас влетит.

— Ники, это совсем не смешно, — бородач был зол, что даже кончики его ушей покраснели от ярости. Скорее всего, вас бы тоже это разозлило, особенно, если это нужный в данный момент человек, но в нашей ситуации на кону стояла чья-то жизнь.

— Скажи Ви, что она остаётся приглядывать за Ксеноморфом, остальные пусть собираются у входа, одевают тёплые вещи и идут к выходу из бункера, я их проинформирую на счëт ангела с шилом в жопе, — Альцест потопал в свою комнату и стал складывать вещи в рюкзак параллельно матеря судьбу за подарок.

***

Ангел раскрыл свои чёрные глаза, и быстро встав с холодной земли, стал придерживать свою гудящую голову. «Боже, больно. Где я, чёрт тебя дери?!» — он попытался взлететь, но крылья путались и совсем не хотели слушаться. На одежде не было и живого места, всё было потрепанно, дырявое, где-то даже ветки и иголки торчат. «Твою ж!.. Так. Успокойся. Просто достань компас и иди по стрелке». Парень потянулся в карман за заветным предметом, но там лишь горстка холодного снега, мокрый коробок спичек да какая-то корка сухого хлеба. Глаза округлились, а руки постепенно стали рыскать в других уцелевших карманах. «Нет, нет, нет! Только не это, твою мать! Какой Неадаптар тащил меня на базу?!». Сильный, холодный ветер подул в тайге, раскачивая ветви до скрипа, они обламывались и падали прямо на белую пелену. Ангел встряхнул крыльями и пошёл неизвестно куда, не факт, что это правильный путь, возможно, там его ждёт просто снег. Такая дорого продолжалась неизвестно сколько. Солнце заливалось из ярко-жёлтого в более красные цвета. Ангел хотел есть и пить. Горло казалось совсем каменным, а желудок потихоньку начал болеть от недостатка пищи, за время этого, так сказать, «похода». Корку хлеба было жалко тратить сейчас, лучше оставить на потом, когда уже совсем будет плохо. Нежная ангельская рука взяла кучку снега с земли и запихнула в рот её обладателя. Было холодно, противно и безвкусно, хотелось это выплюнуть, но пока это была единственная вещь которая могла сразу утолить жажду и приглушить голод. Он продолжал идти, и идти, идти и идти, падая и проваливаясь в сугробы. Солнце совсем ушло из бледного неба и сменилось голубоватым полумесяцем, а звёзды потихоньку стали вспыхивать белыми, яркими огоньками. Нео выбился из сил и подойдя к какой-то небольшой пещере, он уселся и стал пытаться хоть как-то уснуть, чтобы дожить до утра. Жаль, он не мог развести костёр… Хотя. Парень быстро оторвал немного ткани со своей куртки и затем, достав коробок спичек, стал лишь молиться. Спички успели подсохнуть, а в коробочке осталось всего около 10 спичек. Первая попытка и она не зажглась, вторая тоже, третья и… ДА! Наконец-то источник тепла! Ангел быстро положил яркую искорку на ткань и она быстро разгорелась. На глазах навернулись слëзы, он был рад что не замерзнет этой ночью. Убрав капли холодными пальцами, человек принялся с хоть каким-то источником света осматривать пещеру на наличие горючего. Там были мелкие палочки да сухие листики, все они пошли в огонь. «Неужели, я переживу эту ночь?» — Нео улёгся на холодную твёрдую каменную поверхность. Было не удобно, но хотя бы есть хоть какой-никакой источник тепла.

«Меня же найдут? Ведь так?»

Парафин и воск

Когда-то они были единым целым, большим пламенем, но затем их разделили на два разных фитиля. Они горели не так ярко, а наоборот, меньше других, но за короткий промежуток горения с них стекала столько воска, сколько ни в одной другой свечке не было и быть не может. Она была из воска, святой, белой, чистой. В церкви она имела честь цвести. Вторая же была другой: грешной, толстой, и вместо воска — парафин. Когда от свечек осталось почти ничего их расплавили и-/

— Клеш, прекращай читать во время поисков, а то в ель врежешься, да и тем более, мы можем пропустить следы, — слова Веназара всегда имели отрицательнный эффект, несмотря на то, сколько его собеседник выпивал. Ночные звезды отражались в его очках, большими и маленькими вспышками. Мило.

— Да ладно тебе, я же просто читаю, а чтение — свет — Но не в этой же ситуации, пресвятой Неадаптор, почему ты захотел пойти со мной?! — по лицу Веника было понятно, что ему было вообще не в хорошо лететь в паре с одним из Якудз, особенно с этим «гномом». Рейк забил на этот разговор и просто снова уткнулся в свою книгу, периодически выпуская фейерверки, не обращая внимание на лесную суету, творящуюся в ночных объятьях леса. Летели они долго, в сторону северо-запада. Их полëт продолжался до того момента, пока элитры не стали очень часто схлопыватся из-за тяжести налипших льдинок и мокрого снега на них. Пришлось так сказать «пикировать» в снег. Только тогда Клеш решил оторваться от своей книжки и передал сообщение главному по ночным поискам, Диамкею, о их местоположении.

— Дима, мы в стороне северо-запада сделали экстренную посадку, крылья захлопываются, пришлось устроить экстренную посадку… Мы задержимся на неизвестный срок, следов Нео не было. Как слышно? — Вас слышу, понял. Когда крылья от тают, сразу возвращайтесь на базу. Конец связи. Парень в черной шапке отключился от разговора с вампиром. Парни были морально не готовы к незапланированной посадке, но вот их рюкзаки наоборот, готовы были к труду и обороне. Там даже дровишки сухие были, и уголь нашелся, а самое главное огниво. Не рюкзак, а чудо.

***

Треск был таким обыденным, но при этом приятным. Большие языки пламени выписывали пируэты и реверансы, слова танцевали вальс. Два парня сидели у огня со снятыми куртками, чтобы дать оттаять элитрам. На деревьях только скрипели, ломались ветки. Тишина давила на уши...

— Клеш, а что там дальше было в книжке, точнее в истории которую ты там читал?— вопрос был задан чисто из вежливости, и для того чтобы сократить время в этой холодной лесной пучине. Конечно было страшно и хотелось отвлечься, а это их единственное развлечение. — Ох, кому-то всë таки стало интересно, что же там случилось дальше? Ты меня удивляешь, Веназар, — улыбка якудзы увеличилась в несколько раз, становясь шире и более острой, как у лисы. Довольно необычная реакция на вопрос, но это же Клеш, так что всë возможно. Веник эту рожу всегда недолюбливал, потому что чаще всего такая эмоция проявлялась в издевках, да и во время его тупых шуток. Парень с белокурыми волосами подошëл по ближе к своему товарищу по несчастью, с интересом смотря на книгу в зеленом переплете. «Свечи опустили в холодную воду, чтобы те не смогли больше гореть, пока и их готовят к переплавке на царской печи. Но парафин и воск решили не быть опять отдельно, в воде они стали кустом из изящных розовых-/»

— Компас… — почти шепотом сказал голубоглазый.

— Блин, Веназар, не перебивай! Кхм-кхм. «Стали они кустом из изящных розовых лилий. Люди были поражены их красоте. Кто-то даже выражался в восхищение грубо: „Да они же совсем разные, да и не могли бы они стать такими своенравно, только мастер сможет так воск и парафин объединить!“ „Свечку хотели бы купить даже из Франции и Вены, только свечку спрятали в тайник чтобы еë больше люди не нашли и не захотели бы зажечь.“ На этом заканчивалось выступление этой чудной книги, но дальше было лишь 3 звезды, а значит глава ещë не закончена, далеко ещë до второй. Гном посмотрел на своего знакомого, который сидел на коленях и рассматривал небольшой, наручный компас, стрелка которого показывала в сторону севера. Цепочка прибора была сделана из голубого серебра со вставками в виде небольших кристалликов. Такого шикарного компаса ни у кого нет, кроме...

— Алло, база, приëм, мы нашли вещь Нео. Это серебряный компас.

— Приëм, мы вас слышим, значит компас нашли. Поставьте рядом с местом нахождения морской фонарь, утренняя группа начнет поиски сразу от туда. Скоро рассвет, советую вернуться на базу не дай бог на волков наткнетесь.

— Вас поняли, конец связи. — Парень застегнул куртку и направился к их с Клешем лагерю. Всë таки фонарь находится у Якудзы. Брюнет видимо уловил суть разговора и стал тоже собираться. Так они и оставили данную часть лесной тайги, в полном одиночестве, но с уликой на руках, это был шанс на то, что найти ангела удастся живым. Многие надеялись на данный исход, но шансы были чертовски малы.

»Весëлая улыбка играла на его задорном лице, ему было смешно от этой ситуации, которая настигла эту планету, особенно когда люди обращались к нему, моля о пощаде или о хорошей судьбе. Только пообщаться удавалось только некоторым смертным, и то, чаще всего это были бессмысленные действия, а не слова."

Боль в теле

Снова. Снова этот яркий круг, который каждый день возвышается на сером небе. Эти толстые, хмурые облака, парящие в неизвестном им направлении. Снег блестит под белыми лучами, будто серебро. Ледяной воздух, морозил горло и лёгкие, это было самым неприятным в данной ситуации. Веки налились свинцом и не хотели открываться, сил совершенно не оставалось, но в данной ситуации только движения дают тепло. Бедно-коричневые ресницы теперь больше походили на ресницы великого Арлабуса. Такие же белые, словно снег. Немного привстав на локти, можно было почувствовать облегчения по всему телу. Спина, уставшая спать на бугристых камнях, сейчас будто пела от радости. Огонь давным давно потух, а на его месте красовался лишь чëрный, как ночь пепел. Скорее всего, огонь потух ещë ночью. Наконец, полностью встав с камней, ангел ощутил неутолимой голод, который сопровождался головокружением и тошнотой. Выйдя из пещеры на улицу, Нео взял в свои красные, а где-то и почерневшие руки, снег и жадно стал есть. Хлеб было жалко. Голод был приглушен, но вот тошнота и голова, будто молили его об этом несчастном сухарике. Через силу, его рука тянется в карман за едой. По щекам ангела пошли слëзы, которые быстро превращались в кристаллы льда и обжигали и так натерпевшуюся кожу. Он медленно поднес к своему дрожащему рту кусочек корки и откусил его. Это было очень вкусно, хотя это был всего лишь сухарь. Порванный рукав стал убирать слëзы на своëм лице. От хлеба оставалось меньше половины корки, этого было чертовски мало чтобы выжить. Да и если он дотянет до следующего утра, поедая кору елей и их иголки, то он всë равно сорветься на этот несчастный кусок и точно помрет. Вступив в снег, сапог сразу на половину погрузился в снег. Первые шаги к чему-либо — всегда что-то страшное и неизвестное. Вот и второй шаг всë такой же тяжёлый и осторожный. Затем, за этими двумя шагами идëт целая вереница. Снег мягкий, рыхлый, а где-то даже есть большие льдинки. Ходьба от дерева, до дерева выглядела как пытка длившаяся вечность.

***

В бункере на улицу собиралась другая группа людей, дневная. Именно там собрали в основном самых опытных ребят. Они были одеты тепло, а из сумок, казалось, сейчас начнут валиться вещи. Альцест уже хотел было их отправить, как вдруг к ним быстро ворвались две девушки. Кавеори и Виверна. «Лëша! Лëша! Там Кэпу плохо!» — они говорили это чуть ли не в один голос, из-за этого в голове неприятно отдавалось эхо. Что же такого случилось с этим «Альбиносом» за столь короткий срок. Бородач быстрым шагом направился в сторону комнаты парня, не обращая внимание на девушек и дневную группу. Белая дверь быстро отворилась, ударяясь об такую же белую стену. На белой кровати лежал Кэп, сложив одну руку на грудь, а рядом с ним был Джей, который искал нужное зелье. На аппарате, к которому он был подключен, показывался низкий пульс и уровень кислорода в легких, он очень сильно пищит. В его другую руку вливалась по трубке препараты прямо в вену парня. На это было жалко смотреть… Две девушки зашли в комнату, слегка толкая толстяка в бока. Все были не готовы к этому. Альцест тяжело вздохнув, неспеша, аккуратно, стараясь не спугнуть, подошëл к Покерману и положил свою тяжелую руку на его хрупкое плечо. Он начал мягко, хотя его душу драли чëрные кошки: «Джей, послушай… Мы не можем его так долго мучать, может стоит… Просто отпустить его?...»

Вкус крови

— Джей, послушай… Мы не можем его так долго мучать, может стоит просто отпустить его?.. — и вот один удар по хрустальному сердцу Покера, до безумия больно.

— Н-но Альцест, может не сейчас, д-дай ему время, прошу. Он точно успеет поправится к тому моменту.

— Ты разве не видишь? Ему уже не помочь, мы даже толком не знаем, что у него за болезнь, и не узнаем без должного оборудования. У нас только такой вариант развития событий… — оппонент хотел было бы что-то возразить, но бородач тем временем опередил его, хотев было бы отключить Кэпа он аппарата. Мертвецки холодная рука прикоснулась к руке толстяка. Альбинос из последних сил держался и чуть ли не беззвучно говорил из раза в раз, из раза в раз. «Я… не… хочу…» — в его очках отразился свет лампы. За этим «кукольным спектаклем» наблюдало небольшое количество людей, по большей части, девочки и Якудзы. И походу, они уже планировали разойтись. Ники же не столь привлекало данное шоу, скорее какое-то чёрное пятно за книжным шкафом. Пока происходила эта драма, она стала потихоньку двигать данный предмет. Книжки интервально падали, но на это никто не обращал внимание. Присев рядом с этим пятнышком, можно было почувствовать от него дикий смрад. Как его раньше не учуяли. — Хех, теперь всё ясно. Это, дорогие мои, чёрная плесень, а у нашего спрутика, скорее всего, пневмония, — таково было заключение у демоницы, которая активно размахивала своими красными крылышками, — Ответ всё это время был у нас на поверхности, только у меня есть пару вопросов… Пока Ксеноморф лежал полу-дохлый, никто что ли не додумался провести влажную уборку в комнате? — на ответ была лишь тишина и… стрекотание кузнечика? — Просто прекрасно… Ну что ж, швабры в руку и начинаем убирать в комнате. Это касается всех в этой комнате!

***

— Зак, ты точно хочешь полететь с нашей группой? На тебе и так лица нету, ещë и на улицу в темень хочешь, — Джаст, несмотря предшествующий на разговор с механиком, был не до конца уверенным в его предложении. Конечно, в данной ситуации были нужны люди, но и рисковать не хотелось.

— Да-да, уверен, не стоит переживать. Как-никак, я Нео знаю как облупленного, — он слегка преулыбнулся, похлопав друга по плечу. Взяв рюкзак под руки и помахав черту на последок, он вышел на улицу, вдыхая ледяной воздух. Он взмахнул своими стальными крыльями и взмыл в небо. В небе уже красовались Веназар и Клеш Рейк, не хватает только Секби и Лабуса.

Проверено было несколько гектаров в сторону севера, сегодня их план был направлен в сторону востока, возможно, они найдут там что-то. Солнце было уже не видно, только лишь бледно-оранжевый горизонт. И вот, в глубоких сугробах показались опоздавшие, они помахали и ждали указаний.

— Я предлагаю сделать так: Арлабус и Секби ищут ближе к земле, мы с Заквиелем будем осматривать в небе, а Веник пока оцепит территорию, в которой мы будем искать. Надеюсь всем понятно? — Клеш, походу, без назначения решил стать главой ночной группировки.

По динамику наушников прозвучал хруст… Картофельных чипсов?.. «Я, вообще-то, всё слышу, и наверное, я вам не нужен», — походу, «Гному» стало неловко, ну и ему пришлось оправдываться, что просто рассказал план, и Ключ всегда будет нужен.

***

— Зак, что-то видишь?

— Никак нет, у Клеша тоже пусто.

— В вашу сторону движется снегопад, советую снизить высоту и скорость.

— Так точно. Секби, Лабус, вы что-то обнаружили?

— Да, мы нашли следы, жаль только не свежие. Они идут в сторону юго-востока. Я думаю, вам стоит сделать это пешком, так заметить его будет легче.

***

Шаг за шагом, шаг за шагом. Он шёл вперёд, не обращая внимание на снег, который уже был и за шиворотом, и в ботинках. Он шёл по льду и падал, шёл и падал. Он был бледен, а нимб, парящий над его головой показывал его худые скулы и искалеченное лицо. Ноги были стёрты в кровь, руки в мозолях, так ещё и зверский голод и страх сопровождали его. Он уже не мог утихомирить это чувство, силы воли просто не хватало. Ангел делает ещё один шаг, но падает. Хрустальные глаза не двигались, просто замерли.

«Неужели, я сейчас умру?.. Не думал, что моя жизнь закончиться так глупо… Хм… Простите меня друзья...» — снег падал на его худое тело, формируя сугробы. Походу настал его конец в этой истории...

— Приём, я его нашёл, Клеш, неси фольгированное покрывало! Дима, готовь медицинский корп-/...

Стуки сердца

Мы уже в пути. Кэп сможет его принять? — Руина говорил это быстро, четко, перед глазами была белая пелена из снега, руки дрожали от паники. Его друг был цел. Замёрзший, но целый.

— Он говорит сможет, Джей ему в этом поможет. Ждём, конец связи.

Рейк быстро накрыл Нео фольгой, скинул свой огромный рюкзак, и усадив архангела на спину, взлетел в небо, направляясь в сторону «Лилии». Заквиель же подобрал тяжелую сумку и рванул следом, сообщая о произошедшем всем участникам ночной группы. Лететь не так уж и далеко, но… Каждая минута, нет, секунда, была драгоценной, нужно торопиться, либо же мороженое из ангела обеспечено. Такой исход был правдоподобен, но никто не хотел этого признавать. Всем и так хватило истории с болезнью спрутовианца, такого они больше не потянут. Особенно близкие друзья. Особенно он. Заквиель. Деревья быстро мелькали под двумя парнями, создавая что-то на подобии бело-зеленого полотна. Казалось, что вот-вот и на этом скучном фоне разольется ручей, и волшебным образом появиться белая церковь с большим золотыми куполами и звонкими колоколами. Надеюсь сам бог смилуется над утопающими в грехах душами, которые постепенно теряют надежду в своих сердцах. Да благословит нас Неадаптор. Вот и бункер, расположившийся на снежном пустыре. Огромная жемчужина, в которой текла бесконечная жизнь.

***

Гном пулей влетел в бункер, не снимая с себя верхнюю, толстую одежду. На куртке были кучки снега, которые быстро превращались в лужицы. Да Боже мой, он даже не разулся. Рядом с ним уже была приготовлена белая, чистая каталка, возле которой стояли Джей и Виверна. Этот дуэт друзей оперативно уложил Нео и его быстро повезли в палату, оставляя Клеша одного. К тому моменту уже успел подойти Заквиель, только в отличие от друга, без верхней одежды и рюкзаков. Его усталая рука опустилась на напряженное плечо напарника, жестом глаз показывая, что ему стоит переодеться, да и в принципе дать отдохнуть своим вскипевшим мозгам. Руина повёл Клеш Рейка в гардероб, параллельно оглядываясь назад на длинный, большой коридор, напоминающий тоннель приводящий людей к смерти. Надежда умирает последней.

***

Кэп осматривал тело архангела, это было достаточно тяжело сделать, из-за крыльев, особенно было сложно осматривать его на своих ватных ногах. Долгое лежание на кровати обернулось вот такими жертвами. Пальцы Нео на ногах были совершенно чёрные и, скорее всего, кровоток туда уже давно не шёл и не будет идти. Самое страшное в его теле это была рука. Просто черная и омертвевшая. Как у смерти. Что может спасти, но что не сможет… Самое главное, что он дышал, медленно, с хрипом, но дышал, температура была под 40°. Худой и обезвожен. Мало шансов, что он выживет. В вену была вставлена большая игла-перфоратор, и по ней стекал раствор с лекарством, который его вводил в наркоз. Нужны были внутренние хирургические вмешательства.

«Жаль, что тебя не нашли раньше», — взяв свой белый красивый телефон с деревянной тумбы, спрут набрал номер «любителя азарта», подойдя к запотевшему окну, за которым уже постепенно вставало холодное, жёлтое солнце. Гудок бил по чувствительным ушам, но задорный голос быстро прогнал чувство пустоты в груди. Его было приятно слышать.

— Привет, Джей, можешь подготовить, пожалуйста, операционную?.. Да, я скоро приведу туда пациента… Давай, уже идём, увидимся, — звонок был быстро сброшен, а Спрутик скрепя сердце повёл виновника в эту злосчастную комнату.

ﮩ٨ـﮩﮩ٨ـ♡ﮩ٨ـﮩﮩ٨ـ

ﮩ٨ـﮩﮩ٨ـ♡ﮩ٨ـﮩﮩ٨ـ

ﮩ٨ـﮩﮩ٨ـ♡ﮩ٨ـﮩﮩ٨ـ

"… Почему ты тогда ушёл из бункера? Тебе правда не стоило, тогда бы ты не потерял… Не потерял свои пальцы и… Кхм… Просто, выздоравливай побыстрее, Донатори без тебя скучно", — Зак держал в руках синюю коробку с чем-то достаточно тяжёлым. Возле койки пациента лежала куча подарков. На прикроватной тумбе было 2-3 вазы, в которых были большие букеты всевозможных цветов, они прекрасно пахли, как людям не жалко их срезать? Они просто завянут и не будут так красивы, как сейчас. Возле ваз лежали красивые, разноцветные открытки, из них особенно выделялась одна ярко-жёлтая с изображением рыжего кота и золотой надписью: «Твоя база-тоже ничего!».

— Надеюсь, когда проснёшься, ты оценишь мой подарок, который я для тебя здесь оставил… — Руина бережно положил подарок на вторую тумбу, вставая и грустно выходя из палаты. Прямо на выходе его встретил Модди Чат в чёрной водолазке без своего плаща.

— Заквиель, ты же понимаешь, что он не выйдет из комы за один день. Он сломал 2 ребра, у него внутреннее кровотечение, раны по всему телу, можно перечислять до бесконечности. Но, когда он проснётся, он будет морально сломан. Он потерял руку и еще пару пальцев на другой руке, я не думаю, что он быстро оправиться. Нео будет большую часть времени винить себя, что может для нас худо обернуться и при этом… Думаю, ты сам понимаешь, к чему я клоню. Если нет, то скажу прямо. Ты его чуть ли не единственный близкий друг, будь с ним до того момента, пока он не окрепнет.

— Думаю, я понял. Спасибо, Модди, — тихонько подойдя к Надзирателю, механик осторожно облокотился на стену, прикрыв свои глаза. Он был морально вымотан и хотел просто отдохнуть в тишине, а тут подвернулся такой момент. Сильная рука упала в смуглые пакли и начала аккуратно массировать их. Это было достаточно удивительно для такого, на первый взгляд, казалось бы, грозного мужчины. Интересно что думает по этому поводу Неадаптор? Может, бог благословил их? Хотя, кто знает, может он только прибавил нам трудностей. Надо лишь надеяться на лучшее и не цепляться за прошлое, как за последний источник света и счастья. Аминь.

10:45
86
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...